Архив автора: admin

Ирвин Я. Лжец на кушетке

Ялом И. Лжец на кушетке.

Ялом И.

— М.: Изд-во Эксмо, 2003.

Очередной «психотерапевтический роман», имеющий свой оригинальный сюжет и одновременно с этим проницательно раскрывающий разные стороны психотерапевтического процесса.

Главным участником данного произведения является психотерапевт, проникая в мир переживаний которого, читатель сталкивается с изнанкой психотерапии, с тем, о чем думает и что чувствует психотерапевт, в процессе работы с клиентом.

Художественные качества данного произведения могут быть спорными, однако, неоспоримым достоинством, изобретенной Яломом формы «психотерапевтического романа» остается увлекательность, простота и откровенность. Если принять во внимание, что мы имеем возможность соприкоснуться с живым опытом, облеченным в художественную форму, то содержательная ценность произведения не подвергается никакому сомнению.

В целом можно сказать, что Ялом нашел способ передачи опыта, соучастником которого становится и читатель, получающий возможность одновременно и пережить и осмыслить суть психотерапевтического процесса.

Мы рекомендуем эту книгу, поскольку в ней автор ненавязчиво, правдиво и проницательно рассказывается о психотерапии и подводных камнях, ожидающих психотерапевта в его профессиональном становлении, о возникающих страстях и искушениях, сталкивающих его подчас с необходимостью принятия судьбоносных решений. Наконец, о том, что эта профессия для самого психолога — испытание его личностной и ценностно-смысловой зрелости, без которых и профессиональный статус, и ученый авторитет могут оказаться не более чем напыщенной оберткой, лишенной всякого содержания.

Ялом И. Когда Ницше плакал

Ялом И. Когда Ницше плакал.

Ялом И.

— М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.

Это работа принадлежит перу известного экзистенциального психотерапевта Ирвина Ялома — доктора медицинских наук и автора широко известных психологических трудов. Ялом — не только психотерапевт, но и талантливый рассказчик, стал первооткрывателем нового литературного жанра — «психотерапевтические истории». Данная книга так же выдержана в этом жанре.

В смешении фактов и вымысла разворачивается действие романа о будто бы существовавших отношениях между величайшим европейским философом Ф. Ницше и одним из основателей психоанализа Й. Брейером.

Книга дает прочувствовать ту атмосферу конца девятнадцатого века, в лоне которой возникает психоанализ, автор рельефно изображает характеры персонажей и тонкие нити их взаимоотношений. Книга безусловно познавательна и интересна для широкого круга читателей.

Карл Роджерс, Джером Фрейберг "Свобода учиться"

Роджерс К., Фрейберг Д. Свобода учиться.

Роджерс К., Фрейберг Д.

— М: Смысл, 2002.

Последняя книга Роджерса, написанная в соавторстве и Фрейбергом посвящена проблемам современного образования и адресована психологам, педагогам и родителям.

По мнению Рождерса, одним из основных недостатков традиционной системы образования являются искаженные и фиксированные отношения учителя и ученика, в которых роль преподавателя несоизмеримо завышена по сравнению с ролью ученика. Традиционное обучение — принудительное, подчиненное правилам, запрещающее личную инициативу, не принимающее самобытность ученика, контролирующее и оценивающее — медленно и методично убивает врожденную любознательность ребенка и учит его стремиться не к знанию, а к оценке, вызывая в целом негативное отношение к учебе и школе в целом. Альтернативой традиционному образованию, как верит Роджерс, должно стать обучение, построенное на принципах межличностных отношений открытых им в психотерапии и имеющих общечеловеческий и универсальный характер. В таком обучении учитель выступает не как руководитель, а как соратник, создающий своим ученикам благоприятные условия для самостоятельного и осмысленного учения, стимулирующий их любознательность, поддерживающий творческую инициативу учеников. Проблема, поднимаемая в этой книге, поистине универсальна, и найдет оклик практически в каждом, кто на собственном опыте столкнулся с давлением традиционной системы образования, и желает, чтобы его ребенок, в свою очередь, сумел сохранить в стенах школы свою природную любознательность и укрепить дальнейший интерес к познанию.

Роджерс К. Становление личности. Взгляд на психотерапию.

Роджерс К. Становление личности. Взгляд на психотерапию.

Роджерс К.

— М: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.

Эта книга — один из самых выдающихся трудов Роджерса. Ее можно воспринимать как личную исповедь автора, как попытку поделиться своим человеческим, жизненным и профессиональным опытом со всеми теми, в ком может возникнуть ответный отклик. Поскольку темы, затрагиваемые в этой книге, имеют отношение к жизни человека в современном мире и важны как для отдельного человека, так и для общества в целом, то ее читателями могут стать люди самых разных профессий. Сам же процесс чтения может оказаться не только увлекательным, но и личностно затрагивающим, в силу искренней личной вовлеченности самого автора и его надежды на установление диалога с читателем. Пусть слова Роджерса, взятые из предисловия к этой книге, говорят сами за себя: «Цель этой книги состоит в том, чтобы поделиться с вами частью моего опыта — частью меня самого. Здесь описано то, что я испытал в джунглях современного мира, на неизведанной территории личностных взаимоотношений. Тут изложено все, что я видел, и все, во что я поверил. Я привел здесь некоторые вопросы, затруднения, сомнения и заботы, с которыми столкнулся. Надеюсь, что, разделив их со мной, вы найдете что-нибудь, затрагивающее лично вас».

Rodzhers_Karl__Brak_i_ego_alternativy

Роджерс К. Психология супружеских отношений. Возможные альтернативы.

Роджерс К.

— М: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.

В этой книге Рождерс фокусируется на теме отношений между мужчиной и женщиной. На основании опыта собственного брака (на момент написания книги его браку было свыше 47 лет!) и на основе многочисленных бесед с супружескими парами автор формулирует свой взгляд на природу супружеских проблем. Основная мысль автора в том, что супружеские отношения не должны быть бременем, обязанностью, следованием культурной норме или принесением себя в жертву ради оправдания чужих надежд. Супружеские отношения всегда есть и остаются не ролевыми, а человеческими (!) отношениями, для устойчивости и гармонии которых необходима взаимная самоотдача, личностное совершенствование и обоюдная готовность к обновлениям. Книга легко читается, поскольку построена на описании живого опыта отношений реальных супружеских пар, а стиль изложения автора демократичен, свободен от предвзятости.
Карл Роджерс. Клиент-центрированная психотерапия

Роджерс К. Клиент-центрированная психотерапия.

Роджерс К.

— М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.

Эта книга представляет оформленную систему взглядов клиентоцентрированной психотерапии. В ней обсуждаются такие вопросы, как сущность, тонкости и проблемы терапевтического процесса.

Несмотря на методологическую систематичность этого произведения, оно в полной мере сохраняет присущую Роджерсу манеру «личного присутствия» в каждом слове и не может быть воспринята исключительно как научный текст, обобщающий достижения мысли автора, поскольку наряду с научным значением читателю очевидна и личностно-смысловая сторона текста.

Сам Роджерс дал такое резюме к своей книге: «Клиент-центрированная терапия» — это книга о «страдании и надежде, о беспокойстве и удачах, которыми наполнена комната любого терапевта, об уникальности отношений между терапевтом и клиентом. Это книга о том неповторимом личном опыте, который каждый выносит из этих отношений. Она о людях, которые приходят ко мне и, садясь за стол, отчаянно сражаются за то, чтобы стать наконец собой, и так же отчаянно боятся этого. Эта книга о том, как я, находясь рядом с клиентом, смотрю на него и сопереживаю его мучительной борьбе, настолько, насколько я это умею. Она обо мне, пытающимся понять и почувствовать то, что чувствует клиент, и так, как он это переживает. Она обо мне, человеке, который радуется, когда ему выпадает честь стать акушером, помогающим появиться на свет новому человеку. Эта книга, я надеюсь, о самой жизни и о том, как живо и ярко она отражается в терапевтическом процессе».

Безусловно, содержание этой книги имеет огромное значение и интерес для психотерапевтов и консультантов. Однако философию клиентоцентрированного подхода стоит воспринимать не только как выражение феноменов терапевтического процесса, но и универсальных принципов отношений между людьми. В этом смысле данная книга в равной мере адресована как профессионалам, так и неспециалистам, перед которыми открывает возможность глубже понять тонкости психотерапевтических отношений в частности и суть человеческих взаимоотношений в целом.

osnovnyie-napravleniya-sovremennoy-psihoterapii_6004267

Боковиков А.М. Основные направления современной психотерапии.

Боковиков А.М.

— М.: «Когито-Центр», 2000.

Данная книга представляет собой учебное пособие, цель которого состоит в том, чтобы познакомить читателя с современными психотерапевтическими подходами, с существующими способами овладения профессией, стандартами качества психологической помощи, и при этом ясно очертить границы профессиональной практики (т.е. ответить на вопрос о том, представители каких профессий могут практиковать психотерапию).

Книга состоит из двух частей: первая часть освещает общие проблемы психотерапии (вопросы профессиональной этики и оценки эффективности психотерапевтической помощи); вторая часть посвящена конкретным направлениям и школам психотерапии (психоанализ, аналитическая психология Юнга, НЛП, системная семейная психотерапия, когнитивно-бихевиоральная психотерапия, клиентоцентрированная психотерапия, психодрама и гештальт-терапия).

Мы рекомендуем именно это пособие, поскольку его главы написаны отечественными психологами и психотерапевтами, и представляют те направления современной психотерапии, которые на сегодняшний день практикуются в России и имеют свои образовательные институты и профессиональные объединения. Достоинство этого пособия — широта охвата темы, но без излишнего информационного перегруза, поскольку читателю предлагается возможность познакомиться не со всеми, а наиболее влиятельными ветвями психотерапии, и при этом получить полноценное представление о разнообразии ее методов.

Рекомендуем эту книгу всем тем, кто хочет иметь полное представление о существующих предложениях на рынке психологических практик и услуг и определить близкое для себя направление.

IZXJ_O

Мэй Р. Искусство психологического консультирования.

Мэй Р.

- М.: Независимая фирма «Класс», 2001

Ролло Мэй — крупнейший американский психолог и психотерапевт экзистенциально-гуманистичекого направления. Его книга «Искусство психологического консультирования» имеет практическую направленность и отражает философский и профессиональный кругозор автора. Мы рекомендуем эту книгу, поскольку в ней выдержана «золотая середина»: в ней поднимаются сложные вопросы, изложенные простым языком, но при всей своей простоте но сохраняет свою содержательность и не превращается в сборник советов, типичный для популярной литературы по психологии. По словам самого автора, эта книга написана и адресована, прежде всего, тем, кто не собирается заниматься психотерапией на профессиональном уровне, но вместе с тем испытывает потребность в знании об этой научной области. Эта книга помогает составить представление о внутреннем мире и побуждениях личности и окажется полезной и тем, кто стремится лучше разобраться в себе, и тем, кто ищет в консультировании дополнительные ресурсы, которые можно применить в своей работе. Чтение этой книги дает адекватное представление о психологическом консультировании, поскольку сама книга ровно как и хорошая консультация не дает советов и готовых ответов, а помогает правильно задавать вопросы. Основное послание этой книги состоит в том, что осознавать себя, свои психологические затруднения и делать шаги в сторону их решения — хороший признак движения жизни и ее развития.
Юджин Джендлин

Джендлин Ю. Фокусинг

Джендлин Ю.

- М.: Эксмо, 2013

Эта книга - настоящий бестселлер, переведенный на четырнадцать языков, теперь переведена и на русский.

Юджин Джендлин, известный психотерапевт, психолог и философ, предложивший свой авторский метод работы с переживаниями — фокусирование. Ю.Джендлин долгое время работал в тесном сотрудничестве с К.Роджерсом в Чикагском Университете. Его метод получил широкое признание в научных кругах и за тридцать с лишним лет превратился в отдельное психотерапевтическое направление. Для современных клиент-центрированных психотерапевтов фокусирование стало аутентичным способом работы с переживаниями клиента.

Суть фокусинга в восстановлении врожденной, но практически утраченной современным человеком связи тела и разума. Джендлин употребляет термин переживание в особом значении. Под переживанием он подразумевает особые смутные и неотчетливые ощущения, рождающиеся в теле (топографически чаще всего это область груди, живота) и трудно поддающиеся определению, выражению словами. Они могут показаться совсем слабыми, размытыми и потому восприняться как несущественные, однако клинический и исследовательский опыт показывает, что именно в контакте с этим телесным уровнем переживаний происходят реальные изменения: снимается физиологическое и психическое напряжение, меняется мироощущение, восприятие проблемы, и, как следствие, изменяется к лучшему качество жизни.

Эта книга является практическим руководством фокусирования и его шагов, написана ясным, понятным языком с тем, чтобы не только профессионалы, но и любой желающий мог на собственном опыте соприкоснуться с опытом фокусирования.

О клиент-центрированной психотерапии кратко

Автор: Некрылова Н.В.

Статья написана как краткое популярное изложение основных идей метода клиент-центрированной психотерапии.

Подход, получивший название «клиент-центрированная психотерапия» был основан в 40-е годы ХХ века Карлом Р. Роджерсом — выдающимся психологом, исследователем и психотерапевтом. На сегодняшний день клиент-ценрированный подход является одним из наиболее влиятельных и широко распространенных, наряду с психоанализом и поведенческой психологией.

Карл Роджерс оказал большое влияние на своих современников и будущее психотерапии. Фактически он вызвал смену парадигмы в понимании психотерапии, суть которой состоит в переходе от вопроса о том, как вылечить человека, к вопросу о том, как создать и поддерживать взаимоотношения, которые этот человек может использовать как «исцеляющие». С тех пор представители различных психотерапевтических школ признают значение влияния качества терапевтических отношений на успех психотерапии.

Основные постулаты клиент-центрированной психотерапии:

  • Человек представляет собой единое и самобытное смысловое целое, не сводимое к частям, а симптом или расстройство как таковые не передают качества этого целого
  • Каждый человек обладает актуализирующей тенденцией, то есть внутренним ресурсом и стремлением изменять себя и свою жизнь к лучшему
  • Доступ к этому ресурс может быть ограничен или заблокирован вследствие пережитого ранее негативного опыта

В процессе терапевтических отношений клиент обретает доступ к своим ранее заблокированным возможностям, преодолевает свои затруднения и личностно растет.

Как работает клиент-центрированная психотерапия?

Главной задачей клиент-центрированного психотерапевта является создание и поддержание отношений способствующих изменениям и личностному росту клиента.

Существует шесть необходимых и достаточных условий таких отношений:

  • Два человека находятся в контакте, в течение которого осуществляются остальные пять условий
  • Клиент находится в состоянии уязвимости, тревоги, дискомфорта, другими словами неконгруэнтен
  • Терапевт полностью и искренне присутствует в отношениях, его переживания соответствуют выражению и осознанию, другими словами терапевт конгруэнтен
  • Терапевт испытывает безусловное положительное, теплое и уважительное отношение к личности клиента
  • Терапевт эмпатически воспринимает систему внутренних смыслов и переживаний клиента
  • Клиент хотя бы в минимальной степени чувствует на себе безусловное положительное отношение и эмпатическое понимание терапевта

Испытывая на себе подобное отношение терапевта, клиент убеждается, что его мир и переживания (как бы они ни оценивались самим клиентом) всегда воспринимаются психотерапевтом как безусловно ценные и значимые.

Такое отношение укрепляет доверие, чувство самоценности клиента и создает безопасные условия для его дальнейшего продвижения в самопознании.

Клиент-центрированный психотерапевт не нуждается в том, чтобы «лечить» или «руководить» клиентом. Пожалуй, самое ценное, что может дать терапевт клиенту, безопасную возможность быть таким, какой он есть. Всего остального (и опыт множества терапевтов и исследований подтверждает это) клиент достигает сам.

Сказанное не означает, что клиент-центрированная психотерапия отрицает значение клинических и диагностических аспектов психотерапии. Теоретические знания важны, как помогающий инструмент

Отличия психотерапии и психологического консультирования

Автор: Некрылова Н.В.

Чем отличаются друг от друга психологическое консультирование и психотерапия? Поиск ответа на этот вопрос продолжается уже много лет, и до сих пор остается открытым. Причиной тому служит целый ряд проблем, о наиболее существенных из них мы сейчас расскажем.

Проблема 1. Определение границ влияния медицины и психологии на психотерапию.

Проще говоря, вопрос состоит в том, кто обладает правом осуществлять психотерапию: врач или психолог. Наиболее простым и распространенным является утверждение, что психологическим консультированием занимается психолог, а психотерапией — врач-психотерапевт. Однако, все далеко не так однозначно. Проблемы и разногласия возникают уже при попытке дать единое определение психотерапии. На данный момент существует более 400 определений, одни из которых относят психотерапию к медицине, другие — к психологии...

Западная традиция склоняется ко второй точке зрения. В соответствии с Декларацией, принятой Европейской Ассоциацией Психотерапии, психотерапия не является медицинским понятием, относится к гуманитарным дисциплинам и представляет собой отдельную профессию, основанную на знаниях накопленных психологической наукой. В соответствии с этой традицией сущность психотерапии составляют средства психологического воздействия (беседа, навык и межличностное взаимодействие), которые были созданы и разработаны в рамках психологии. Использование конкретных средств психологического воздействия определяется в соответствии с тем направлением психотерапии, к которому принадлежит психотерапевт. К основным направлениям в психотерапии относят следующие три: психоанализ, поведенческая и гуманистическая психология, которые характеризуются собственной концепцией нормы и патологии, целями и соответствующими средствами.

В соответствии с отечественной традицией психотерапия входит в компетенцию медицины. Подобный взгляд имеет так же свои основания, поскольку исторически психотерапия возникла в недрах медицины, да и дословный перевод термина «психотерапия» означает лечение души (от греч. psyche — душа, therapeia — лечение). А лечение, естественно является сферой компетенции врача. В соответствии с этой точкой зрения психотерапия в качестве средств лечения использует не только психологические средства, но и сугубо медицинские: медикаментозные (фармакотерапия), хирургические, физикальные (физиотерапия). Таким образом, в России правом называть себя психотерапевтом обладают врач, имеющий высшее медицинское образование. Однако и для врача психологические средства лечения остаются приоритетными и выражают сущность психотерапевтического процесса.

Важно добавить, что помимо базового образования (психологического или медицинского), для получения права на психологическую практику (психотерапию или психологическое консультирование), необходимо продолжительное обучение психологическим методам, присущим тому или иному направлению психотерапии.

Таким образом, в отношении психологического аспекта психотерапии сфера компетенции врача и психолога, а так же и процесс оказания психологической помощи совпадают. Поэтому на практике врач-психотерапевт и психолог-консультант, использующие одни и те же психологические средства в своей работе, осуществляют одну и ту же деятельность. Однако называют их по-разному, и формально термин «психотерапия» остается закрепленным за лечебной практикой врача-психотерапевта. Психологи, чтобы подчеркнуть неврачебный характер психотерапии, используют такие термины, как психологическое консультирование, психологическая коррекция, либо уточняют психологическую школу, к которой принадлежат, например, психоаналитическая психотерапия, поведенческая психотерапия, клиентоцентрированная психотерапия, гештальттерапия и т.д.

В практическом плане, особенно важно знать пациенту/клиенту при выборе специалиста, то, что основной смысл разведения деятельности врача и психолога состоит в том, что только врач-психотерапевт, обладает правом осуществлять лечение пациентов посредством использования медикаментозных средств. Психолог, не обладающий дипломом врача, ни при каких обстоятельствах не имеет права рекомендовать или выписывать своим пациентам/клиентам лекарственные препараты. Собственно психологические средства психотерапевтического воздействия (беседа, навык и межличностное взаимодействие) остаются общими как для врача, так и для психолога.

Проблема 2. Содержательное определение границ психотерапии и психологического консультирования.

Для многих психотерапия и психологическое консультирование являются синонимами. Действительно, на практике бывает довольно трудно провести четкую грань между тем, где заканчивается психологическое консультирование и начинается психотерапия. Однако, при многих общих чертах, разница есть. Следующие критерии помогут, на наш взгляд, уловить разницу между ними:

  • Процесс. В самом общем виде, можно сказать, что психологическое консультирование предлагает человеку «взгляд со стороны», раскрывающий способы лучшего использования собственных ресурсов и улучшения качества жизни. Психотерапия — это «опыт изнутри», процесс обнаружения, переживания и проживания опыта клиентом в сопровождении психотерапевта. В психотерапии путь решения проблемы клиента не задан заранее, а рождается в процессе. Другими словами, найденный ответ на вопрос как результат поиска и внутреннего усилия клиента, становится неотъемлемой частью его личности. В психологическом консультировании рекомендации, данные консультантом, могут остаться лишь внешней инструкцией, если за пределами кабинета психолога клиент не сумеет их «присвоить».
  • Цели. Целью психотерапевтического процесса является, прежде всего, изменение личности клиента, а через это — изменение привычных способов реагирования и восприятия ситуаций, поведения, отношений и т.д. Цель психологического консультирования всегда более конкретна и предполагает оценку проблемы клиента, анализ породивших ее причин и определение путей ее разрешения.
  • Мотивация клиента. От психологического консультирования клиент ожидает оценки проблемы, анализа ее причин и рекомендаций по ее разрешению, а мотивация клиента состоит в получении полезного знания или навыка. Нередко, в процессе беседы с психологом, происходит изменение мотивации клиента — от поиска внешнего решения к внутреннему изменению и личностному росту, в этом случае консультирование переходит в психотерапию.
  • Продолжительность. Психологическое консультирование требует меньшего времени, и редко превышает 15 консультаций. Психотерапия — процесс более сложный и нюансированный. Личность человека складывается годами, и достижение устойчивых внутренних изменений требует времени. Существуют разные формы психотерапии, например, клиентоцентрированная психотерапия относится к формам со средней продолжительностью и может потребовать от 20 до 60 встреч, хотя верхний предел может быть и выше. В свою очередь психоанализ как рекордсмен по продолжительности требует примерно 2-3 года встреч (иногда с периодичностью по 2-3 раза в неделю), а может длиться и много дольше.

Депрессия

Депрессия (от лат. depressio — подавление) может возникать как реакция на травмирующие события или действие постоянного стресса, но может развиваться и без видимой причины. Помимо этого различают патологическую депрессию, как один из основных психиатрических синдромов.

Депрессия (от лат. depressio — подавление) может возникать как реакция на травмирующие события или действие постоянного стресса, но может развиваться и без видимой причины. Помимо этого различают патологическую депрессию, как один из основных психиатрических синдромов.

Типичные проявления депрессии:

  • плохое (угнетенное, мрачное, серое, унылое, тоскливое) настроение. Тяжелые или даже мучительные переживания, отчаяние, тревога, печаль, скука.
  • выполнение дел и планов откладывается «на завтра», «ничего не хочется». Не радует все, что раньше доставляло удовольствие (работа, развлечения, общение, еда, секс). Апатия, вялость, безразличие, отсутствие желаний, влечений, энергии.
  • быстрая утомляемость и истощаемость, ощущение постоянной усталости. Желание сбросить обязанности, отдохнуть, но отдых не улучшает состояния.

Помимо этого симптомами депрессии являются:

  • трудности сосредоточения, мысли блуждают, трудно улавливать суть беседы, смысла прочитанного и т.д.
  • появляются мысли «Я — неудачник», размышления о своей ответственности за неприятные, тяжелые события, сопровождающиеся чувством вины и ощущением собственной неполноценности, беспомощности. Снижается самооценка личная и профессиональная.
  • изменяется отношение к своему прошлому и будущему. Прошлое воспринимается бесполезным, никчемным, «жизнь прожита зря». Будущее видится мрачным, бесперспективным, безнадежным.
  • жизнь теряет свою значимость, смысл, временами возникают мысли о самоубийстве
  • болезненная реакция на неудачи в межличностных отношениях, раздражительность, гневливость, ранимость и обостренная чувствительность к оценкам других. Все вместе нередко приводит к самоизоляции от других людей
  • различные расстройства сна: трудности засыпания, повторяющиеся пробуждения ночью, слишком раннее пробуждение с последующей бессонницей, или, напротив, повышенная сонливость, но сон поверхностный, беспокойный. При всех вариантах, после пробуждения отсутствует чувство свежести (отдыха).
  • снижение аппетита или его отсутствие с отвращением к пище
  • озабоченность своим здоровьем, могут появиться боли области спины, сердца, головы без органических причин

Человек, страдающий депрессией, нуждается в профессиональной помощи. При отсутствии своевременной помощи депрессия начинает работать сама на себя, двигаясь по «порочному кругу» и усиливая негативный фон и внутреннее чувство беспомощности. Депрессия может вывести человека из эмоционального равновесия на продолжительное время и значительно ухудшить качество его жизни.

Людям, испытывающим депрессию важно знать, что депрессия хорошо и успешно лечится методом психологической беседы (психотерапией), и начинать говорить о своем состоянии, значит делать шаг на пути к выздоровлению.

Основные направления современной клиент-центрированной психотерапии

Статья опубликована в спецвыпуске Журнала Практического Психолога, посвященного клиент-центрированной психотерапии, 2012 г., № 1 (С.81-102).

Автор: Некрылова Н.В.

Статья опубликована в спецвыпуске Журнала Практического Психолога, посвященного клиент-центрированной психотерапии, 2012 г., № 1 (С.81-102).

Краткое содержание: в наши дни клиент-центрированная психотерапия представлена многочисленными, иногда спорящими друг с другом концепциями, авторы которыхстремятся расширить и развивать оригинальную концепцию Роджерса. Статья представляет собой краткий и одновременно емкий обзор современных направлений, входящих в них концептов, основных идей и авторов. Автор данной статьи надеется, что эта работа будет полезна в качестве ориентира в пространстве теоретических и праксиологических задач, которыми занято современное клиент-центрированное сообщество.

Ключевые слова: обзор, направления, теория терапии, расширение, концепция переживания, клинические аспекты, неконгруэнтное переживание, герменевтическая эмпатия

Abstract: THE MAIN DIRECTIONS OF THE MODERN CLIENT-CENTERED PSYCHOTHERAPY.

client-centered psychotherapy is represented today by numerous, sometimes challenging each other concepts, which authors seek to expand and develop the original concept of Rogers. The article is a brief and simultaneously capacious review of the modern directions and constituent concepts, main ideas and authors. The author has hopes this work will be useful as a guide in the space of theoretical and praxeological problems of contemporary client-centered community.

Key words: review, directions, therapy theory, expansion, experiencing concept, clinical aspects, incongruent experiencing, hermeneutic empathy.

Клиент-центрированная психотерапия в нашей стране имеет много последователей и сочувствующих, но нельзя не отметить, что ее теоретическое и практическое развитие сталкивается здесь с определенными трудностями. С одной стороны, потому что «наша» психотерапия как дисциплина только складывается, проясняя свои границы, с другой — из-за острого дефицита современных материалов, переведенных на русский язык, что создает информационный вакуум и разрыв с современным клиент-центрированным сообществом. В связи с этим может сложиться превратное впечатление о «слабой теории», однако оценить масштабы исследовательской активности в области клиент-центрированной терапии можно, ознакомившись с существующими международными библиографиями{1}.

Во многом создание этой статьи связано с желанием преодолеть этот разрыв, отразив современное положение дел, а также обозначив разные идентичности направлений, существующих в общем фрейме клиент-центрированной психотерапии. Для ориентации читателя, возможно, будет важно узнать, что моя собственная психотерапевтическая подготовка проходила в рамках австрийской школы клиент-центрированной терапии, что дало мне, помимо самого образования, четкую идентичность с клинической ориентаций этой школы.

Помимо недооценки теоретико-исследовательской активности, понимание клиент-центрированной психотерапии нередко искажается не только представителями других психотерапевтических модальностей, но и своими. Часто на это влияет недопонимание того, что принципы, разработанные Роджерсом в его теории терапии, сформулированы на уровне общих и абстрактных принципов, определяющих принципиальное качество терапевтического отношения, а не конкретное руководство к действию (например, что терапевт всегда должен реагировать безоценочным принятием).

Согласно многим авторам, дифференциация уровней абстракции [19; 3; 4; 24], помогает адекватному пониманию теоретической и праксиологической компонентов клиент-центрированной терапии, поэтому важно различать:

  1. уровень терапевтических отношений в целом (в отличие от всех других форм отношений)
  2. уровень обобщенных признаков терапевтического отношения (базовые принципы и собственно теория клиент-центрированной терапии)
  3. уровень терапевтических стратегий (праксиологический)
  4. уровень конкретных способов поведения терапевта.

При этом уровни C и D, с одной стороны, всегда должны соответствовать принципам более высоких уровней или быть их производными, с другой — оба этих конкретных уровня не могут быть однозначно выведены из стоящих перед ними более абстрактных.

Учет этого помогает лучшему пониманию идей и концептуальных расхождений в различных направлениях, или, следуя шутливому выражению Маргарет Ворнер, в «кланах» из которых состоит клиент-центрированный «народ» [55].

На сегодняшний день в общем фрейме клиент-центрированной терапии можно выделить пять основных теоретических направлений [40; 21; 23; 55]:

  • Фундаменталисты: «только базовые принципы»
  • Экспириентальная психотерапия: терапия переживания
  • Клиническое понимание: терапия как функциональные отношения
  • Интерактивная ориентация
  • Экзистенциально-ориентированное направление

В свою очередь внутри каждого из них есть собственные ответвления, уделим внимание каждому из них.

ФУНДАМЕНТАЛИСТЫ

Представители этого направления радикально настаивают на выполнении базовых установок и полном исключении преднамеренности. С их точки зрения, единственная цель клиент-центрированной психотерапии состоит в том, чтобы передать клиенту предложение отношений таким образом, чтобы он воспринимал безусловное уважение и эмпатию терапевта как таковые. Здесь можно указать авторов, акцентирующих значимость (a) недирективности и непреднамеренности и (b) личной встречи.

Согласно Боцарту [6; 1], Бродли и Броуди [7] первым принципом клиент-центрированной терапии является доверие тенденции актуализации, вторым — идея, что понимание клиента (конгруэнтное, безусловное, уважительное) способствует личностному изменению. Как следствие, терапевт отказывается от преднамеренности, а недирективность является главной характеристикой клиент-центрированной терапии. Боцарт [1] также развивает полемический взгляд на утверждение Роджерса о «необходимых и достаточных условиях». Как известно, Роджерс сформулировал шесть условий терапии, которые способствуют тенденции самоактуализации в процессе, направленном на изменение [34]. И если эти обстоятельства существуют в течение некоторого периода времени, то та или иная теоретическая ориентация терапевта не повлияет на данные условия (и не будет им мешать). То есть, если эти условия существуют, то никакие другие условия не являются необходимыми.

Боцарт отвергает позицию некоторых авторов, считающих что «условия необходимы, но недостаточны», аргументируя тем, что подобные взгляды не учитывают идеи актуализирующей тенденции и не содержат понимания базового основания клиент-центрированного подхода. Вместо этого он выдвигает идею, что условия, описанные Роджерсом, «всегда достаточны, но не обязательно необходимы», ссылаясь на актуализирующую тенденцию (как в метафоре о картофелине, которая проросла даже в плохих условиях) которую демонстрируют люди, побеждающие невыносимые условия, не обращаясь к терапии.

По мнению Шмида, другого представителя фундаменталистов, целью терапевтического процесса является"личная встреча« [41; 42]. При этом подразумевается отказ от использования любых средств, заменяющих, опосредующих или разрушающих (в т.ч. методы, техники, экспертиза и любые другие средства, которые служат своего рода защитой) «не-посредственность» личной встречи.

ЭКСПИРИЕНТАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ

Интеграция идей Джендлина в теорию психотерапии Роджерса. Экспириентальная терапия берет начало из работ Джендлина, ее основная идея состоит в том, что для терапевтического изменения необходимо определенное качество переживания, которое не возникает само по себе. Намерение терапевта подтолкнуть клиента к такому качеству переживания директивно по форме, но не по своей сути.

Чтобы не перегружать текст информацией об истории развития клиент-центрированной психотерапии, сошлюсь на периодизацию, предложенную Хартом [18] и систематизированную в следующей таблице:

Табл. 1: Периоды развития клиент-центрированной терапии (1940-1970)

Функция психотерапевта

Изменения клиента

Период 1. 1940-1950
Недирективная психотерапия
Создание доверительной, атмосферы; отказ от интерпретаций; принятие и прояснение Постепенное достижение инсайта о самом себе или ситуации
Период 2. 1950-1957
Рефлексивная психотерапия
Рефлексия чувств, отказ от использования поведения, защищающего (техники, экспертиза и т.д., как опосредующие средства, препятствующие личной встречи — прим.автора) от угроз взаимоотношений Развитие конгруэнтной Я-концепции и феноменального поля восприятия
Период 3. 1957-1970{2}
Экспириентальная психотерапия
Широкий диапазон поведения для выражения базовых установок. Фокус на переживании клиента. Выражение переживаний терапевтом Рост в непрерывном процессе внутри- и межличностного переживания, использование направленного переживания (фокусирования)

Джендлин — австрийско-американский философ и психотерапевт. В 1957 году Роджерс предложил ему присоединиться к Винсконсинскому исследовательскому проекту. Как и предсказывала теория Роджерса, была найдена значительная корреляция между (1) высоким уровнем условий терапии (core condition) и (2) высоким уровнем (качеством) переживания клиента. Однако из исследования не было очевидно, что именно первое является причиной второго. Вследствие этого был сделан вывод: терапевтическая эффективность не просто вопрос обеспечения терапевтических условий (базовая гипотеза Роджерса). Условия важны, но они возникают в отношениях,частично как результат качества клиентского переживания. Проще говоря, было обнаружено, что при прочих равных со стороны терапевта, некоторые клиенты более успешны, чем другие.

Джендлин задумался над тем, в чем разница между теми и другими, что конкретно делают «успешные» клиенты, того, что не делают другие, «менее успешные». Он обнаружил, что успешные клиенты в процессе терапии делают больше пауз в разговоре и в эти моменты обращаются к тому, что испытывают в настоящий момент, другими словами фокусируются на своем переживании и сверяют сказанное с тем, что испытывают. Следующий вопрос состоял в том, как помочь людям лучше фокусироваться на текущем переживании и достигать необходимого для прогресса качества терапевтического переживания.

Во время и после Висконсинского проекта Джендлин продолжил развивать Фокусирование как практическое приложение его теории, и в 1964 году вышла его первая работа «Теория личностных изменений». Его попытка описать процесс как серию шагов разделил клиент-центрированное сообщество. Возражения против фокусинга состояли в том, что описание процесса в качестве шести шагов было воспринято недирективными терапевтами как отклонение от принципа недирективности, поскольку предусматривает инструктирование или обучение клиента.

Независимо от этого, многие авторы признают совместимость концепции Роджерса и Джендлина, распознавая в открытии Джендлина первое теоретическое расширение концепции терапии Роджерса [21; 22; 30; 51]. Суть его заключается в следующем: если (a) Роджерс считает, что фактором изменения является отношение, создаваемое терапевтическими установками (core conditions), то (b) Джендлин вводит еще один фактор изменений — качество переживания клиента, тип и глубина которого необходимы для психотерапевтического процесса. Именно этот тип и глубина переживания, необходимые для психотерапии, были определены термином «имплицитно функционирующее переживание» или «felt sense» (чувственно воспринимаемый смысл). {3}

В концепции Джендлина терапевтические отношения рассматриваются как «необходимое условие». Несколько иной акцент по сравнению с Роджерсом состоит в том, что речь идет не о реализации принципиального отношения и его сообщения клиенту как такового (6-е условие по Роджерсу), но о том, что такое отношение отражает реальное взаимодействие, что отклик терапевта внутренне затрагивает клиента [21].

Интеграция концепции Джендлина в теорию терапии Роджерса описывает внутреннее переживание и терапевта и клиента, преодолевая тем самым дихотомическую тенденцию рассматривать переживания терапевта в качестве независимой, а переживания клиента — зависимой переменной.{4}Очевидно, оба полюса должны рассматриваться как неотъемлемые составляющие концепции клиент-центрированной психотерапии и взаимозависимые факторы ее эффективности [22].

Фокусинг-ориентированная психотерапия (F-OС). В 1978 году вышла наиболее известная работа Джендлина «Фокусирование», а его подход получил распространение и закрепился под названием фокусинг-ориентированная психотерапия/консультирование (F-OC). Это направление было признано WAPCEPC как важная часть PC «семьи» [54]. Отличие можно наблюдать, если рассматривать клиент-центрированную психотерапию в ее раннем варианте, т.н. «недирективном» — где основным инструментом эмпатии является рефлексия, и это несколько иная рефлексия по сравнению с тем, что подразумевает F-OC (отражение не того, что говорит клиент, а того, как говорит). В более позднем варианте Роджерс делает упор на конгруэнтность и отношения. Терапевту важно быть аутентичной личностью, он не занят «деланием», а присутствует (being) с клиентом. Терапевт как цельная личность встречает клиента как цельную личность. Для F-OC также важен этот упор на целостность, разница в поступательном движении между целым и аспектами целого.

Первостепенной задачей фокусирования является поддержка клиентов в том, чтобы они сами способствовали возникновению шагов для преодоления проблем и для личностного роста. Источником и руководителем этого процесса является felt sense, который свойственен телу вследствие своего непрерывного имплицитного взаимодействия с окружающим миром. Работа с felt sense клиента происходит всегда через felt sense терапевта. Фокусированием достигается глубина терапевтического процесса, при этом второстепенное значение имеет то, какими терапевтическими методами и концепциями это достигается; поэтому фокусирование может интегрироваться со всеми терапевтическими формами, являющимися целью данного процесса.

Экспириентальная психотерапия

Последователи Джендлина взяли идею о том, что терапевт должен контактировать с внутренним потоком переживания и следить за интервенциями, которые могут помочь клиенту продвинуться в сторону качества переживания, необходимого для изменений. Это направление стало достаточно широким само по себе, и получило название экспириентальная психотерапия, которая, возникнув из работ Джендлина, все же оставалась сторонником равноправной, не-интерпретирующей традиции клиент-центрированной психотерапии, полагая актуализирующую тенденцию клиента, как центр терапевтического процесса. Этот подход ставит целью объединение идей и методов с целью продвинуть клиента к контакту с собственным потоком переживания.

Довольно сложно выделить наиболее влиятельных сторонников экспириентальной психотерапии, среди прочих можно выделить Лешли Гринберга и его ассоциацию в северной Америке. В Европе более 20 летразвивает экспириентальную психотерапию Герман Лиетаер.

Разница между F-OC и экспириентальной терапией состоит в том, что фокусинг рассматривается здесь как одна из процедур или задач среди других, которые включают активное слушание и т.д. Идея экспириентальной психотерапии состоит в том, что психологические затруднения возникают вследствие дисфункциональных эмоциональных схем клиента, и для каждого затруднения, возникающего в процессе, предписана специфическая процедура. В частности, фокусинг предписан, если клиент имеет неясный felts sense своей проблемы.

Процессуально-экспириентальная терапия, которая еще известна под названием «Moment-by-Moment Process», ее основатели — Гринберг (Greenberg) и Райс (Rice). Это специфическое направление в рамках клиент-центрированной психотерапии, которое концентрируется на переживании и работе с проблемными случаями переживания. Теория включает следующие положения [16]:

  • Эмоции представляют собой адаптивные устройства (авторы используют термин «эмоциональные схемы»), с помощью которых перерабатывается внутренняя и внешняя жизнь.
  • Эмоциональные схемы состоят из набора мыслей, убеждений, чувств и воспоминаний об отношениях с другими, и об их соответствии потребностям. Рано сформировавшиеся схемы имеют большую долговечность, касаются важнейших проблем, таких как ощущение себя любимым, покинутым, переживающим гнев или угрозу. Эти ранние схемы могут быть неосознанны и при этом крайне действенны.
  • Эмоциональные схемы открыты и подвижны, способны ассимилировать новую внутреннюю и внешнюю информацию. В зависимости от происходящего, могут развиваться как позитивные, так и негативные схемы.
  • Цель психотерапии — содействие реорганизации проблемных эмоциональных схем. В качестве причины нарушений авторы рассматривают, наряду с неконгруэнтностью, активизацию интенсивно-негативных эмоциональных схем.

Для работы по переработке переживания Гринберг и соавторы [16] определили шесть основных проблем переработки. В дополнение к этому описаны маркеры нарушений переработки переживания, а также специфические методы терапевтической работы с ними.

Принцип клиент-центрированной терапии рассматриваются авторами как в целом достаточный, но не всегда эффективный для изменения проблемных эмоциональных схем, поэтому он дополняется принципом отношения «процессуальной директивности». Согласно ему, терапевт не должен воздействовать на содержание переживания клиента, но оказывает воздействие на переработку переживания. В качестве методик используют, наряду с фокусированием, другие, специфические для каждого случая стратегии [16;17].

Работы этих авторов — экспириентальные по своей сути, но используемый ими язык зачастую является чуждым для представителей клиент-центрированного сообщества, и в целом они: (a) используют специфические терапевтические приемы для каждого конкретного случая дисфункциональности; (b) не признают актуализирующую тенденцию в качестве фундамента их терапевтической работы; © не используют язык клиент-центрированного подхода и не используют понятие Я-концепции в том виде, как это описал Роджерс; (d) признают идеи Роджерса в качестве одного из влиятельных направлений, наряду с гештальт-терапией.

Целеориентированная клиент-центрированная терапияразработана Рейнером Сачсе [36; 38] для клиентов, страдающих психосоматическими расстройствами. Этот подход оказался успешным в работе с клиентами, которые ранее рассматривались как «очень трудные» или едва поддающиеся лечению. Сложность состоит в том, что клиенты, страдающие психосоматическими расстройствами, демонстрируют (a) низкий уровень самоисследования в терапевтическом процессе (b) имеют крайне низкую мотивацию бороться со своими внутренними проблемами © избегают любого прояснения или объяснения собственного вклада в проблему, практически не реагируют на интервенции терапевта.

В своем подходе Сачсе основывается на концепции Роджерса, но с точки зрения своей стратегии выходит за рамки классической клиент-центрированной психотерапии, полагая, что психотерапевтическое изменение происходит благодаря углублению переживания через целенаправленное прояснение и изменение проблемных аффективных и когнитивных схем. В терапевтическом процессе он различает три уровня: терапевтическая работа на уровне содержания, обработки (processing) и отношений между терапевтом и клиентом. В случае терапии «трудных» клиентов все основные терапевтические интервенции осуществляются на уровне обработки. В соответствии с этим, терапевты имеют дело не с содержанием переживания, а с тем как клиент обращается со своим переживанием (опытом). Поскольку клиенты с психосоматическими нарушениями склонны отрицать наличие эмоциональных проблем, приводящих к соматическим расстройствам (не воспринимают неконгруэнтность), то условия, необходимые для клиент-центрированной терапии не выполняются (см. второе условие терапии Роджерса). Поэтому Сачсе предлагает на первом этапе (пре-терапия) заниматься так называемой «обработкой обработки», то есть целенаправленной конфронтацией с тенденцией «трудных» клиентов избегать самоисследования и блокировать терапевтический процесс.

КЛИНИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ: КЛИЕНТ-ЦЕНТРИРОВАННАЯ ТЕРАПИЯ КАК ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Представители этого направления заняты развитием клинической эффективности клиент-центрированной психотерапии. Центральное по­ложение теории нарушений, как это было сформулировано Роджерсом, состоит в неконгруэнтности между Я-концепцией и опытом. Как известно, сам Роджерс имел богатый клинический опыт, он попросту поместил профессиональные аспекты терапии на второй план, чтобы противопоставить медицинской модели подход, где именно человеческое отношение выступает фактором изменений.

Самое большое искажение позиции Роджерса, я присоединяюсь здесь к мнению Кайля [22], состоит в непримиримом противопоставлении «профессионального» и «человеческого». Клиент-центрированная психотерапия по определению является мероприятием профессиональным и должна объединять в себе эти противоположности. Соответственно, базовое человеческое отношение психотерапевта может быть понято так, чтобы профессиональная компетентность не выносилась за скобки [22].

Чтобы обеспечить интеграцию личного и профессионального полюсов Кайль предлагает идею расширения теоретических оснований роджерианской психотерапии. При этом подразумевается расширенное понимание исходной концепции клиент-центрированной психотерапии, не в смысле присоединения к ней каких-либо концепций, а в смысле иного толкования ее собственных положений. В общем виде, концепция клиент-центрированной психотерапии, понятая таким образом, развивает следующие идеи [21; 22]:

(a) о взаимосвязи функционального и личного аспектов психотерапии: Терапевтическое отношение, даже если и ведет к глубоко личностным встречам, тем не менее, является функциональным отношением, реализуемым ради целей терапевтического процесса [4].

(b) о развитии клинической эффективности клиент-центрированной терапии: в некоторых случаях базовые установки невозможно осуществить без знания специфических нарушений и без профессиональных терапевтических навыков [5; 13; 44; 48].

© о необходимом для психотерапии качестве переживания: интеграция концепции переживания Джендлина в теорию терапии Роджерса [21; 22; 30; 51].

Клиент-центрированная терапия как специальное предложение отношения

Представители этого направления, Бирманн-Ратжен, Эккерт и Швартц [3; 4] считают главным открытием Роджерса не столько терапевтические установки (эмпатию, принятие, конгруэнтность), а открытие самоуправляемых изменений «Я», когда эти установки задействованы. Авторы внесли большой вклад в разработку функциональных взаимосвязей эмпатии, принятия и конгруэнтности, по их мнению:

  • Понимание конгруэнтности в терапии отличается от понимания конгруэнтности в целом. Конгруэнтность терапевта подразумевает умение распознавать свои реакции на клиента, таким образом, чтобы они не мешали, были поняты и приняты терапевтом как резонанс, в котором осуществляется понимание клиента. Конгруэнтность терапевта не является состоянием, и прямо не воспринимается. Воспринимаются признаки конгруэнтности и симптомы неконгруэнтности.
  • Безусловное принятие, точнее его степень в эмоциональном отклике терапевта является указанием на конгруэнтность или неконгруэнтность терапевта. Конгруэнтность устанавливается путем осознания и принятия своей реакции на клиента и умении распознать отсутствующее позитивное принятие как форму понимания клиента (а не как ошибку терапевта). Таким образом, степень безусловного принятия является критерием эмпатического понимания и его степени.
  • Эмпатическое понимание ориентируется не столько на содержание (переживания, чувства клиента), сколько на то, как клиент обращается со своим переживанием. Передача эмпатического понимания имеет функцию продвижения самоисследования клиента.

Другое дополнение касается трактовки 6-го условия терапии, где Бирманн-Ратжен [4] акцентирует не столько умение терапевта передать клиенту свое отношение, сколько возможность клиента его воспринять: (a) клиент испытывает страдание из-за неконгруэнтности, но при этом неконгруэнтность не должна быть настолько сильной, чтобы препятствовать самопознанию или установлению отношений с терапевтом; (b) клиент должен уметь распознать предложенные терапевтом отношения, и, по крайней мере, частично принимать. При выполнении этих двух условий клиент-центрированная психотерапия может быть индицирована, в отсутствии таковых невозможна или показана пре-терапия Гарри Праути [29], целью которой является установление контакта, или в случае так называемых «трудных клиентов» показана целеориентированная модификация клиент-центрированной терапии Сачсе [36; 37; 38].

Психодинамическое и герменевтическое понимание

Основатель этого направления, Джобст Финке [11;12;13] указывает на отсутствие связи между теорией психотерапии Роджерса и концепцией нарушений, сформулированной им же в рамках теории личности. Фике считает, что наведение мостов между этими элементами теории спасет от дезинтеграции роджерианский подхода. По его мнению, психотерапия должна работать с «глубинно-психологической» динамикой неконгруэнтного «Я» и отрицаемым организмическим переживанием, то есть быть направленной на понимание неконгруэнтного переживания и его значения. В этом случае терапия это не просто сопровождение клиента, а безусловное положительное отношение и эмпатическое понимание будут различной природы, в зависимости от того, относятся они к конгруэнтным или неконгруэнтным аспектам. Роджерс описал это фундаментальное различие в своей теории отношений.

Финке [13] различает три фактора, влияющих на изменения в терапии. Согласно ему изменения происходят путем (1) безусловного приятия (в смысле эмпатического сопровождения процесса, полагаясь на тенденцию актуализации) (2) и/или путем эмпатического понимания (в смысле герменевтического понимания того, что «еще не поддается пониманию») (3) и/или путем личной встречи (в смысле корректирующего опыта отношений).

Различные течения клиент-центрированной терапии отличаются для Финке различной расстановкой акцентов, которые относят ее к одной или нескольким из трех концепций изменения. Сам Финке предпочитает концепцию эмпатического понимания: «решающая задача терапевта заключается в том, чтобы понять «необъяснимое» и затем сообщить о понятом таким образом, чтобы это привело пациента к аффективно закрепленному и меняющему переживание убеждению [12, c.130].

Процессуальная диагностика

Австрийское научное Общество Клиент-центрированной и Разговорной Психотерапии (ÖGWG) развивает идею непрерывной процессуальной диагностики, где терапевт вместе с клиентом создает и постоянно пересматривает гипотезы о структуры личности клиента, для того, чтобы эмпатичсески понять неконгруэнтность и референтные рамки клиента. Это достигается путем восприятия переживания клиента (уровень содержания: что?) и его референтных рамок (уровень обработки: как?), а также резонанса (уровень отношений), который возникает в терапевте в ответ на переживание клиента [20; 21].

Понятно, что в нашем контексте такие термины как «гипотеза» или «диагностика» будут неправильно поняты, если их рассматривать как «навешивание ярлыков», в действительности задача состоит вовсе не в том, чтобы назвать расстройство как таковое. Важно уловить внутреннюю систему координат человека, структуру его личности, чтобы достичь действительно эмпатического понимания, и в этом смысле важно то, каким именно способом клиент-центрированный терапевт это делает. Разъясняя действие процессуальной диагностики, Кайль предлагает рассматривать четыре ее пути [21, 22]:

  1. Непосредственное эмпатическое понимание (основанное на безусловном принятии конгруэнтных аспектов)
  2. Герменевтическая эмпатия (имеет отношение к неконгруэным аспектам и основывается на рефлексии терапевтического резонанса)
  3. Понимание дисфункциональных аспектов межличностных отношений клиента. Об этом см. в интерактивной ориентации [52].
  4. Понимание, достигаемое через знание специфических нарушений

Герменевтическая эмпатия.

Конгруэнтность, безусловное принятие и эмпатию не следует рассматривать как константу, на начальных этапах терапии они не могут быть реализованы в полной мере. Известно, что неконгруэнтность имеет тенденцию усиливать негативную реакцию у партнеров по коммуникации, поэтому на практике терапевты вынуждены находить у себя постоянные отклонения от этих установок. Реакции терапевта, в которых отсутствует положительное отношение неизбежны и не являются ошибкой, напротив, служат важным элементом терапевтического процесса, при условии, что терапевт достаточно конгруэнтен, чтобы эти реакции в себе отследить и конструктивно использовать в процессуально-диагностическом и герменевтическом ключе.

Непосредственная эмпатия психотерапевта заканчивается там, где опыт или переживание клиента вызывает резонанс непринятия. Именно по наличию или отсутствию принятия терапевт может оценить степень своего эмпатического понимания [3] (см. о функциональной взаимосвязи эмпатии и приятия). Кайль [20] предлагает рассматривать конгруэнтные реакции еще не-принятия и еще не-понимания терапевта в качестве герменевтического ключа к пониманию (что происходит в клиенте, что заставляет меня чувствовать так?) неконгруэнтности клиента. Терапевт совершает непрерывное усилие рефлексии своего отрицательного резонанса, с тем, чтобы достичь понимания неконгруэнтности, восстанавливать положительное отношение и двигаться по направлению к эмпатическому пониманию клиента. Опять же, терапевту необходимо продвигаться в сторону большего уважения и эмпатического понимания, чем это может сам клиент, находясь в неконгруэнтном переживании. В этом смысле терапевтическая эмпатия является герменевтической, а герменевтическое «больше» заключается в намерении отыскать или воссоздать «целое» в том, что проявляется себя как «неполное». При этом внутренне действие терапевта осуществляется в форме так называемого герменевтического круга. И только когда терапевт сможет безусловно уважать и понимать клиента в его проблеме, клиент сам сможет себя уважать и понимать.

Понимание через знание специфических расстройств

И все же способность терапевта воспринимать свой негативный резонанс и двигаться к эмпатическому пониманию не безгранична. Речь идет о переживании и поведении, которые настолько непонятны, что их можно классифицировать как патологические. Например, стойкое отсутствие изменений паттернов переживания при ряде личностных расстройств, или реакции людей в пограничных состояниях, или «до-выразительное» (психотическое) переживание. В таких случаях очевидно, что принятие и эмаптическое понимание едва возможно без клинического знания внутренней структуры таких форм переживаний. Другими словами, в тех случаях, когда рефлексия терапевтического резонанса становится уже недостаточной или невозможной, «помогающими» могут стать знания и свойствах, природе, причинах возникновения психических расстройства, а также знания об эффектах в поведении и переживании, которые вызывает то или иное расстройство. Йохан Эккерт [10] предложил в связи с этим термин «эмпатическое знание», указав, что во многих случаях понимание через эмпатию становится возможным только с пониманием через знание.

Чеулин [50], автор дифференциальной клиент-центрированной терапии поддерживает эту идею, указывая, что базовые клиент-центрированные переменные и «дифференциальные вмешательства» не являются взаимоисключением, и любое терапевтическое вмешательство должно быть (в большей или меньшей степени) и тем и другим. Уте Биндер[5] подчеркивает, что для качественного уровня претворения базовых переменных в клинической терапевтической работе необходимы дифференциальные исследований определенных феноменов нарушений и связанных с ними способов существования, условий их возникновения.

В качестве примера конкретных работ в плане построения клиент-центрированной этиологии нарушений можно привести труды Свилденс [47], который в своей процессуально-ориентированной психотерапии рассматривает нарушения как блокаду и стагнацию экзистенциального процесса человека. Блокада имеет при этом типичные формы специфических нарушений, которые он описывает как «алиби» (по отношению к бытию) и как «миф» (субъективное описание истории как оправдание стагнации экзистенциального процесса). Шпейерер [44] предложил дифференциальную модель неконгруэнтности (DIM), где указывает значение (наряду с работой терапевтического отношения) целенаправленной обработки неконгруэнтного переживания в его прямых и косвенных связях с симптомами нарушений. Здесь же здесь важно упомянуть концепцию Маргарет Ворнер [57], исследующую возможности клиент-центрированной терапии в работе с т.н. «хрупким процессом», свойственным ранними нарушениями и диссоциативными расстройствами. Также, целеориентированную клиент-центрированную терапию Сачсе [36;39] для работы с «трудными» психосоматическими клиентами. А также впечатляющие труды Гарри Проути [29], представляющего теоретическую и праксиологическую концепцию пре-терапии до-символического (психотического) переживания (восстановление релевантных функций контакта для дальнейшей возможности клиент-центрированной работы с психотическими пациентами).

ИНТЕРАКТИВНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ

В этом варианте клиент-центрированной психотерапии работают в основном с моделями коммуникаций и отношений. Основу данного интерактивного аспекта заложил Сулливан в межличностной теории психиатрии. Идея о том, что «Я» не константа, а результат межличностных ситуаций разрабатывалась Дональдом Кислером, сотрудником Роджерса, но главным образом развилась в Нидерландах, оформившись в так называемую интерактивную ориентацию (interactional orientation) клиент-центрированной психотерапии. Ее авторы Ван Кессель и Ван Дер Линден [52;53] предполагают, что психические проблемы человека вызваны тем, как он переживал отношения в раннем детстве, и что впоследствии эти проблемы выражаются в том, каким способом взрослый человек строит свои отношения. Следовательно, внимание терапевта должно быть направлено в первую очередь не на содержание проблемы и симптомы, а на стиль общения и способ, которым клиент формирует свои отношения. Во многом эта идея согласуется с психоаналитической концепцией сценического понимания Лорензер [26], различающей несколько уровней терапевтического понимания: логическое, психологическое и сценическое понимания. Терапевту необходимо воспринимать и отчетливо понимать то, как клиент формирует отношения и какую роль он предлагает терапевту. При этом терапевт, понимая предложенную ему роль в отношениях не должен ее поддерживать (брать на себя), но должен использовать герменевтически, чтобы понять ранние неосознаваемые или отрицаемые «сцены», а затем создавать пространство, в котором клиент сумет осознать неконгруэнтность своей «сцены» и создать новые, более конгруэнтные формы отношений.

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ОРИЕНТИРОВАННОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Ханс Свилденс [47; 49] разработал так называемую процессуально-ориентированную клиент-центрированную терапию. В отличие от Роджерса, который отмечает организмическое переживание как основу процесса личности, Свилденс ориентируясь на экзистенциальную философию, выделяет, по его словам, еще более глубокий пласт — экзистенциальный процесс.{5} Он понимает невротические и отчасти психотические нарушения как блокады и стагнации экзистенциального процесса, которым является личность. Соответственно, психотерапия должна способствовать восстановлению экзистенциального процесса. Для этого должен быть изучен экзистенциальный контекст смысла симптомов нарушений. Свилденс указывает, что блокады экзистенциального процесса соответствуют типичным формам нарушений. Он дает превосходное феноменологическое описание клинических нарушений и свойственных им форм переживаний и поведения, используя понятия «алиби» и «мифов», как противоположных экзистенции процессов, дающих субъективное оправдание стагнации.

Кроме прочего, Свилденс различает отдельные фазы психотерапевтического процесса, каждая из которых характеризуется определенными целями. Кроме таких фаз терапии как предварительная мотивация (разработка терапевтической мотивации и собственной ответственности) и фаза симптомов (разработка личного экзистенциального значения симптома), он выделяет экзистенциальную (самопознание в смысле собственного бытия, личная встреча) и заключительную фазы (экзистенциональное преодоления понятий — разлучить и быть разлученным).

СИСТЕМНО-ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

В связи со сказанным выше, осуществляются попытки разработки системной теории клиент-центрированной терапии. Поскольку с этой точки зрения концепция еще не создана, системно-теоретическое направление указывается в этой статье как перспектива, которая содержится в трудах Штумма, Вильчко, Кайля [45], также идеи отражены в работах фон Шлиппе и Криза [25; 43].

ЛИТЕРАТУРА

  1. Боцарт Д. (2005) Не обязательно необходимые, но всегда достаточные условия. // Карл Роджерс и его последователи: психотерапия на пороге XXI века / Под ред. Девида Брэзиера. (С.100-117). М.: Когито-центр.
  2. Джендлин Ю. (2000) Фокусирование: новый психотерапевтический метод работы с переживанием. М.: Независимая фирма «Класс». Стр. 15-62; 63-85; 91-103; 104-113.
  3. Biermann-Ratjen, E.-M., Eckert, J. und Schwartz. H.J. (l995) Gesprächspsychotherapie — Verändern durch Verstehen. 7, erweiterte Auflage. Stuttgart: Kohlhammer.
  4. Biermann—Ratjen, E.—M., Eckert, J. & Schwartz, H.J. (2003) Gesprächspsychotherapie. Verändern durch Verstehen. (9. Aufl.) Stuttgart: Kohlhammer
  5. Binder, U. & Binder, J. (1991). Studien zu einer störungsspezifischen klientenzentrierten Psychotherapie. Schizophrene Ordnung — Psychosomatisches Erleben — Depressives Leiden. Eschborn: Klotz.
  6. Bozarth, J. (1998). Person-centered therapy: A revolutionary paradigm. Ross-on-Wye: PCCS Books.
  7. Brodley, B. & Brody, A. (1996). Can one use Technigues and still be Client-centered? In Hutterer, R., Pawlowsky, G., Schmid, P.F. & Stopsits, R. (Eds), Client-centered and Experiential Psychotherapy. A Paradigm in Motion (S. 369-374). Frankfurt/M.: Lang
  8. Cooper, M. (2003). Between freedom and despair: Existential challenges and contributions to person-centered and experiential therapy. Person-Centered and Experiential Therapy, 2, 1, pp. 43-56.
  9. Cooper, M. (2004). Existential approaches to therapy. In P. Sanders (Ed.) (2004), The tribes of the person-centered nation. A guide to the schools of therapy associated with the PCA (pp. 95-124). Ross-on-Wye: PCCS-Books.
  10. Eckert, J. (1985). Reicht das klientenzentrierte Konzept in seiner Allgemeinheit aus oder brauchen wir auch störungsspezifische Ansätze? GwG-info 59, 115-122.
  11. Finke, J. (1994). Empathie und Interaktion. Methodik und Praxis der Gesprächspsychotherapie. Stuttgart: Thieme.
  12. Finke, J. (1998). Beziehung und Intervention. Interaktionsmuster, Behandlungskonzepte und Gesprächstechnik in der Psychotherapie. Stuttgart: Thieme.
  13. Finke, J. (2004). Gesprächspsychotherapie. Grundlagen und spezifische Anwendungen (Neuauflage von Finke 1994). Stuttgart: Thieme.
  14. Gendlin, E.T. (1964). A theory of personality change. In P.Worchel and D.Byrne (eds.) Personality Change. New York: John Wiley
  15. Gendlin, E.T. & Rogers, C. R. (1967). The conceptual context. In Rogers, C. R., Gendlin, E. T., Kiesler, D. J. and Truax, C.B. (Eds.) The therapeutic relationship and its impact: A study of psychotherapy with schizophrenics (pp.3-22).Madison: University of Wisconsin Press.
  16. Greenberg, L.S., Rice, L.N., and Elliott, R. (1993). Facilitating Emotion Change«: The Moment-by-Moment Process.New York: Guifod Press
  17. Greenberg, L.S., Watson, J.C. & Lietaer, G. (Eds.) (1998). Handbook of experiential psychotherapy. New York: Guilford Press.
  18. Hart, J.T. (1970) The development of Client-Centered Therapy. In Hart, J.T. and Tomlinson T.M., (eds.) New directions in Client-Centered Therapy.Boston: Houghton Mifflin, pp. 3-21.
  19. Höger, D. (1989): Klientenzentrierte Psychotherapie — ein Breitbandkonzept mit Zukunft. In: R. Sachse & J. Howe (Hrsg.), Zur Zukunft der Klientenzentrierten Psychotherapie (S. 197-222). Heidelberg: Asanger.
  20. Keil, W.W. (1996) Hermeneutic empathy in client-centered therapy. In: Esser U., Pabst H., Speierer G.-W.(Eds.): The power of the person-centered approach. Köln, GwG, pp.65-80
  21. Keil, W.W. (2001) Das für Psychotherapie notwendige Erleben. Oder: Personzentrierter und Experienzieller Ansatz gehören zusammen. PERSON 5, 2 90-97
  22. Keil, W.W. (2002) Explication of the Person-Centered Therapy Theory. Manuscript for the Lecture held at the 3rd World Congress of Psychotherapy, Vienna.
  23. Keil, W.W. & Stumm, G. (Hg.) (2002) Die vielen Gesichter der Personzentrierten Psychotherapie. Wien: Springer.
  24. Keil, W.W. (2005) Klientenzentrierte Therapie-Theorie. Teil A,B. Skriptum zur Lehrveranstaltung der ÖGwG. 5. überarbeitete Auflage.
  25. Kriz, J. (1994). Personzentrierter Ansatz und Systemtheorie. Personzentriert 1, 17-70.
  26. Lorenzer, A. (1970) Sprachzerstörung und Reconstruction. Frankfurt a.M.:Surkamp
  27. Merry, T. (2004). Classical client-centered therapy. In P. Sanders (Ed.), The tribes of the person-centered nation. A guide to the schools of therapy associated with the PCA (pp. 21-44). Ross-on-Wye: PCCS-Books.
  28. Prouty, G. (1999). Carl Rogers and experiential therapies: A dissonance? Person-Centered Practice 7, 1, 4-11.
  29. Prouty, G. (1998) Pre-Therapy and Pre-Symbolic Experiencing: evolutions in person-centered/experiential approaches to psychotic experience. In Greenberg, L.S., Watson, J.C., Lietaer, G. (Ed.) Handbook of Experiential Psychotherpy.New York: Guilford Press. (pp. 368-409)
  30. Purton, C. (2004) Focusing-oriented therapy. In The tribes of the Person-Centered Nation: An introduction to the schools of therapy related to the Person-Centered Approach. PCCS BOOKS, Ross-on-Wye.
  31. Purton, C. (2004). Person-centered therapy: The Focusing-oriented approach. Basingstoke: Palgrave Macmillan.
  32. Rogers, C. R. (1951) Client-centered therapy. Boston: Houghton Mifflin.
  33. Rogers, C. R. (1957) The necessary and sufficient conditions of therapeutic personality change. Journal of Consulting Psychology. 21, 95-103.
  34. Rogers, C. R. (1959) A theory of therapy, personality, and interpersonal relationships, as developed in the client-centered framework. In S. Koch (Ed.), Psychology: A study of a science. Vol. III. Formulations of the person and the social context.New York;. McGraw-Hill. pp. 184-256.
  35. Rogers, C. R. (1975) Empathic — an unappreciated way of being. the Counseling Psychologist 5, 2, 2-10.
  36. Sachse, R. (1992). Zielorientierte Gesprächspsychotherapie. Eine grundlegende Neukonzeption. Göttingen Hogrefe.
  37. Sachse, R. (1996). Praxis der Zielorientierten Gesprächspsychotherapie. Göttingen: Hogrefe.
  38. Sachse, R. (1998) Goal-oriented Client-Centered Psychotherapy of Psychosomatic Disorders. In Greenberg, L.S., Watson, J.C., Lietaer, G. (Ed.) Handbook of Experiential Psychotherpy. New York: Guilford Press. (pp. 295-327)
  39. Sachse, R. (2003). Klärungsorientierte Psychotherapie. Göttingen: Hogrefe.
  40. Sanders (ed.) (2004) The Tribes of the Person-Centered Nation: An introduction to the Schools of therapy related to the Person-Centered Approach. PCCS BOOKS Ross-on-Wye
  41. Schmid P.F. & Rogers, C.R. (1991). Person-zentriert. Grundlagen von Theorie und Praxis. Mainz: Grünewald.
  42. Schmid P.F. (1994). Personzentrierte Gruppenpsychotherapie. Ein Handbuch. Bd. 1.: Solidarität und Autonomie. Köln: Edition Humanistische Psychologie.
  43. von Schlippe, A. & Kriz, W.C. (2004). Personzentrierung und Systemtheorie. Perspektiven für psychotherapeutisches Handeln. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht.
  44. Speierer, G.—W. (1994). Das differenzielle Inkongruenzmodell (DIM). Handbuch der Gesprächspsychotherapie als Inkongruenzbehandlung. Heidelberg: Asanger.
  45. Stumm, G., Wiltschko, J., Keil, W.W. (2003) Grundbegriffe der Personzenrierten und Focusing-orientierten Psychotherapie. Stuttgart: Pfeifer bei Klett-Cotta.
  46. Swildens, H. (1989). Über Psychopathologie und ihre Bedeutung für die klientenzentrierte Psychotherapie. In M. Behr, F. Petermann, W.M. Pfeiffer & C. Seewald (Hrsg.), Jahrbuch für personenzentrierte Psychologie und Psychotherapie. Bd. 1 (S. 80-106). Salzburg: Otto Müller.
  47. Swildens, H. (1991) Prozessorientierte Gesprächspsychotherapie. Köln: GwG.
  48. Swildens, H. (1996) Client-centered Psychotherapy in Personality Disorders. In U.Esser, H.Pabst, G.-W.Sperierer (Eds.), o.c. (pp.205-214)
  49. Swildens, H. (2002) Prozessorientierte Gesprächspsychotherapie. Einführung in eine differentielle Anwendung des klientenzentrierten Ansatzes bei der Behandlung psychischer Erkrankungen. Köln: GwG
  50. Tscheulin, D. (1992). Wirkfaktoren psychotherapeutischer Intervention. Göttingen: Hogrefe.
  51. Van Balen, R. (1994). Klientenzentrierte Therapie und experientielle Therapie: zwei verschiedene Therapien? In W.W. Keil, P. Hick, L. Korbei & V. Poch (Hrsg.), Selbst-Verständnis. Beiträge zur Theorie der Klientenzentrierten Psychotherapie (S.80-105). Salzburg-Bergheim: Mackinger.
  52. Van Kessel, W. & van der Linden, P. (1991/1993). Die aktuelle Beziehung in der Klientenzentrierten Psychotherapie; der interaktionelle Aspekt. GwG-Zeitschrift 90, 19-32.
  53. Van Kessel, W. & van der Linden, P. (1991/993). Der interaktionell-orientierte Therapeut bei der Arbeit (2. Teil). GwG-Zeitschrift 91, 18-28.
  54. Van Kessel, W. & Keil, W.W. (2002). Die Interaktionelle Orientierung in der Klientenzentrierten Psychotherapie. In Keil, W.W., Stumm, G. (Hrsg.), Die vielen Gesichter der Personzentrierten Psychotherapie (107-119). Wien: Springer.
  55. Warner, M. (2000) Person-centered psychotherapy: One nation, many tribes. Person-Centered Journal 7, 1, 28-39.
  56. Warner, M. (2002) A Client-Centered Approach to Therapeutic Work With Dissociated and Fragile Process In Greenberg, L.S., Watson, J.C., Lietaer, G. (Ed.) Handbook of Experiential Psychotherpy. New York: Guilford Press. (pp. 368-387)
  57. Warner, M. (2008) A Client-Centered Approach to Difficult Client Experiences. «State of the Art» address presented at the 5th Congress of the World Council for Psychotherapy in BeijingChina.
  58. Watson, J.C, Goldman R.N., Warner M.S. (eds.) Client-centered and Experiential Psychotherapy in the 21st Century; Advances in theory, research and practice. Ross-on-Wye: PCCS Books

Некрылова Наталья, 1974, клиент-центрированный психотерапевт в Москве; председатель Сообщества Клиент-центрированных Психологов-консультантов и Психотерапевтов, обучающий психотерапевт, тренер праксиологии (СКПП); Московский Городской Психолого-Педагогический Университет совместно с СКПП, руководитель совместной программы «Клиент-центрированная психотерапия».



{1} К примеру, библиография, составленная Вилкинсом и Лиетаером (Wilkins & Lietaer) содержит более 800 наименований публикаций по клиент-центрированной\экспириентальной психотерапии, вышедших с 2000 по 2006 г.г. на английском языке (не учитывая немецко-говорящие и другие страны!). Эту и другие библиографии можно увидеть на сайте WAPCEPC.

{2} Харт опубликовал этот материал в 1970 г., поэтому третий период в его таблице заканчивается этим годом.

{3} Felts sense — одно из основных понятий теории переживания Джендлина, в русскоязычном издании его книги [2] этот термин переведен как «чувствуемое ощущение». По мнению автора данной статьи, более точный вариант перевода — «чувственно воспринимаемый смысл».

{4} Роджерс, переопределяя эмпатию ссылается на Джендлина и использует его понятие «чувственно воспринимаемый смысл» [35]. Помимо этого Роджерс, так же как и Джендлин, открыто называет клиентский и терапевтических полюса как факторы, обеспечивающие эффективность терапии [15].

{5} Концепция Свилденса представляет собой одну из более-менее серьезных попыток расширения теории терапии Роджерса. Однако Свилденс совершает ошибку, когда связывает свою концепцию с оригинальной теорией Роджерса, рассматривая последнюю лишь как «клиент-центрированную терапию, которая не затрагивает экзистенциального бытия личности» [47]. Критическое замечание, высказанное Кайлем [22] касается того, что Свилденс (как и некоторые другие авторы) приходит к идее расширения, исходя из этого искажения.

Первая встреча

Вы решили прибегнуть к психотерапии, изучили информацию и выбрали кандидатуру специалиста, тогда следующий шаг — позвонить и договориться о встрече. Во время первого разговора вы определите удобное время встречи, узнаете адрес, кроме этого психолог (психотерапевт) сообщит информацию об общих условиях — стоимости, продолжительности и периодичности встреч. Все это можно прояснить и в переписке, но при прочих равных, звонок сделать лучше, потому что во время телефонного разговора вы сможете отчетливее оценить свои впечатления.

Если вы уже бывали на приеме, то знаете, что первая встреча в основном нужна для знакомства и определения направления работы. За этот первый час общения вы можете прояснить для себя информацию о специалисте и практикуемом методе. Психотерапевт спросит вас о причинах визита, и в процессе беседы вы оба сможете прояснить то, насколько возможности терапии отвечают вашим ожиданиям, каковы могут быть цели дальнейшей работы и ее продолжительность. Если общие цели найдены, и вы чувствуете, что хотите продолжить общение, то последует договоренность о следующей встрече. Психотерапевт проинформирует вас об условиях так называемого психотерапевтического контракта. Контракт — это устное соглашение о правилах оповещения в случае отмены приема, оплаты пропусков, условиях прерывания и завершения терапии, условиях изменения стоимости, а также об общих принципах конфиденциальности.

Иногда может быть так, что первая встреча не переходит в последующие. Это тоже результат и может быть связан с тем, что ожидания клиента расходятся с общими терапевтическими целями, или клиент еще не пришел к тому, чтобы уделять беспокоящей его проблеме дополнительное время.

В некоторых случаях может быть и так, что клиент хочет продолжать терапию, но что-то не устраивает в личности психотерапевта или практикуемом методе. В этом случае нет ничего плохого в том, чтобы проверить свои впечатления в другом месте с другим специалистом.

Записаться